Медведев распорядился бороться с плохими дорогами с помощью ограничения конкуренции: рассказываем, почему премьер не прав

25 апреля Дмитрий Медведев поручил главе ФАС Игорю Артемьеву совместно с правительством Омской области “проработать возможность привлечения крупных дорожных организаций путём укрупнения лотов за счет объединения нескольких контрактов” для повышения качества дорожных работ и обеспечения гарантийных обязательств. Руководитель “Трансперенси Интернешнл - Россия” в Екатеринбурге Екатерина Петрова объясняет, что не так с распоряжением Медведева.

«Есть такой феномен в дорожных госзакупках — укрупнение лота.

Я занимаюсь анализом региональных дорожных фондов и постоянно с ним сталкиваюсь. Чаще всего заказчики укрупняют в один большой контракт работы по содержанию областных и межмуниципальных дорог в своем регионе. Стоимость такого укрупненного лота в среднестатистическом регионе — порядка 2-3 млрд в год. В состав закупки, как правило, заказчик включает вообще всё, что можно туда включить под видом смежных работ: это и уборка подметальными машинами летом и вывоз снега грейдерами зимой, и замена бордюров, и установка и покраска ограждений, разметка, а заодно — какие-нибудь текущие потребности по светофорам и фонарям, озеленению газонов и ремонту тротуаров вдоль дорог. Само собой, туда включается плановый ремонт, латание ям пескоструем, устранение колейностей и так далее. При этом, заказчик, как правило, объединяет лоты по территориальному признаку, то есть вообще весь бюджет на ремонт дорог в регионе оказывается в одной закупке. Еще один нюанс заключается в том, что все работы по содержанию дорог, которые попадают в укрупненный контракт, не требуют серьезной квалификации подрядчика, разработки проектов, экспертиз, специального надзора, приемки с лабораторией и прочего.

Вдобавок, конечные или промежуточные результаты работ отследить и проконтролировать «с улицы» очень сложно. Дефектовки, сметные расчеты, спецификации будут выложены на сайте госзакупок, но оценивать, насколько указанные в них объемы соответствуют реальным потребностям заказчика, скорее всего никто не будет. Смысл укрупнения в том, чтобы контракт получил конкретный подрядчик, под которого заказчик целенаправленно формирует один укрупненный лот. Лично я вижу в этом много возможностей для коррупции, и поэтому всегда очень внимательно изучаю подобные контракты.

Хорошо, что к укрупненным лотам так отношусь не только я: в 2016 году Федеральная антимонопольная служба РФ отстояла позицию о незаконности подобных действий заказчиков в Верховном суде. Основной довод антимонопольщиков состоял в том, что искусственно ограничивать количество участников рыночного состязания недопустимо. Больше того, Минэкономразвития РФ вместе с зампредом правительства Аркадием Дворковичем предложили законопроект о внесении поправок в Федеральную контрактную систему для борьбы с незаконными укрупнениями. Правда, до настоящего момента законопроект прошел только стадию общественных обсуждений. И до недавнего времени мне казалось, что Верховный суд РФ поставил точку в этой истории, и никаких укрупнений больше не будет. 

Но я ошиблась. В конце апреля в Омске прошло рядовое совещание региональной комиссии по дорожному хозяйству региона, на котором присутствовал премьер-министр Дмитрий Медведев. Речь шла, в частности, о реализации приоритетного проекта «Безопасные и качественные дороги». На совещании Медведев поручил руководителю Федеральной антимонопольной службы Игорю Артемьеву «проработать возможность привлечения крупных дорожных организаций путём укрупнения лотов за счет объединения нескольких контрактов». Фактически, премьер поручил Артемьеву найти механизмы обхода поправок, которые готовили и пробивали в суде его же подчиненные. Если это поручение будет выполнено, в один лот будут помещать все заказы на ремонт дорог по всем объектам, которые финансируются по программе «Безопасные и качественные дороги». Программа федеральная, на 37 регионов страны. А это очень плохо и создает серьезный потенциал для возникновения коррупционных рисков». 

текст отредактирован 19.05.2017