Индекс восприятия коррупции-2010: как было плохо, так плохо и осталось

cpi2010

В Индексе восприятия коррупции за 2010 г. Россия набрала 2.1 балла и заняла 154  место из 178 возможных. Уровень коррупции в России требует незамедлительных действий не на словах и на бумаге, а на практике.

 

Индекс восприятия коррупции, составляемый Transparency International, измеряет уровень восприятия коррупции в государственном секторе той или иной страны и является составным индексом, основанным на данных опросов, проведенных среди экспертов и в деловых кругах.

 

Индекс восприятия коррупции за 2010 г. ранжирует 178 стран мира (в 2009 году Индекс рассчитывался для 180 стран) по шкале от 0 до 10 баллов, причем ноль обозначает самый высокий уровень восприятия коррупции, а десять – наименьший.

 

Относительно Индекса России в 2009 году (индекс 2.2, 146 место из 180 стран) никаких кардинальных изменений не произошло. С коррупцией в нашей стране всё как было плохо, так плохо и осталось. Закономерно возникает необходимость поставить несколько чрезвычайно важных вопросов и попытаться найти на них сколько-нибудь приемлемые ответы:

 

1. Могло ли место России в ИВК в принципе улучшиться за последний год? Были ли в нашей борьбе с коррупцией совершены такие прорывы, которые заставили бы людей поверить, что мы имеем дело не с очередной кампанией по борьбе, а с действительной, каждодневной, серьёзной работой по искоренению причин коррупции?

 

2. Есть ли причины считать, что не только высшее руководство страны, но и представители всех ветвей и уровней власти в России осознают необходимость противодействия коррупции внутри себя и делают всё возможное для такого противодействия?

 

3. Что необходимо поменять в действиях как власти, так и общества в ближайшее время, чтобы в борьбе с коррупцией перейти от слов к делу, чтобы результаты этой борьбы нашли отражение в реальных изменениях в жизни российских граждан и российского бизнеса?

 

Если окинуть непредвзятым взглядом то, что происходило на фронтах противодействия коррупции в России в последнее время, то становится совершенно очевидным тот факт, что реализация заявленной руководством страны антикоррупционной политики зашла в тупик.

 

Казалось бы, все базовые необходимые законы приняты, указы подписаны, механизмы разработаны и озвучены, правильные слова сказаны, чёткие указания «Вперед! Бороться!» даны, а никаких серьёзных подвижек, ощутимых в повседневной жизни, не происходит.

 

Более того, создается впечатление, что даже те, кто по долгу службы в меру сил и возможностей стремится реализовывать все эти законы, указы и приказы на практике, находятся в некоторой растерянности. Да, коррупционеры выявляются, дела заводятся, расследуются – но реально наказанных за содеянное коррупционеров не становится больше. Да, декларации о доходах бюрократами, депутатами и правоохранителями заполняются, сдаются и публикуются, но проверки данных единичны и даже очевидно бросающиеся в глаза несоответствия написанного с реальностью остаются без ответа.

 

Складывается впечатление, что наша система преследования за коррупцию уперлась в стену, имя которой «Неприкасаемость». Выявляя и отлавливая коррупционную мелочь, правоохранительная система выдает нагора какую-никакую статистику успешности, но повысить уровень расследуемых дел до лиц, занимающих высокие, в том числе политические должности, не в состоянии. В системе же предотвращения коррупции выполнены все необходимые «ритуальные» действия, но реальный внутренний контроль так и не заработал.

 

Единственное, что действительно и активно работает, отнюдь не благодаря, а зачастую вопреки властным усилиям, это гражданский контроль. Средства массовой информации и Интернет переполнены сообщениями о фактах коррупции, общественные организации и отдельные активисты проводят собственные расследования, называют имена, публикуют факты, пишут в органы власти, подают заявления в правоохранительные органы.

 

Однако успехи в гражданском сопротивлении коррупции можно сосчитать на пальцах одной руки: коррумпированная бюрократическая система всеми силами сопротивляется попыткам граждан России собственными силами справиться с отечественной коррупцией. Нарастающий гражданский антикоррупционный активизм не сможет преодолеть бюрократический коррупционный саботаж без внятной и активной поддержки органов власти.

 

Делая сегодня достоянием гласности результаты ИВК 2010, хотелось бы от лица всех российских граждан задать власти весьма конкретные вопросы, ответы на которые волнуют любого человека, которому не безразличны антикоррупционные перспективы страны:

 

1. Почему так и не была полностью, публично и гласно проведена проверка всех фактов, имеющих отношение к «делу Даймлера»? Почему сложилась такая диковинная ситуация, когда по данному делу официально, судебным решением в США названы взяткодатели, но отсутствуют взяткополучатели?

 

2. Почему публично и гласно не проводится проверка всех фактов, имеющих отношение к «делу Магнитского»? Почему правоохранительные органы и органы прокуратуры не дают обществу четкого ответа на вопрос, насколько достоверны ставшие достояние общественности данные о незаконном обогащении сотрудников правоохранительной системы, причастных к этом уделу? Почему обществу не отвечают на вопрос, куда всё же делись 5,4 миллиардов рублей, исчезновение которых расследовал Сергей Магнитский?

 

3. Почему публично и гласно не проводится проверка деклараций о доходах тех лиц, у которых силами гражданского контроля выявлены несоответствия заявленного реальному?

 

4. Существует ли действительно в России некий перечень «неприкасаемых» должностных лиц, в отношении которых никакие гражданские и журналистские расследования не могут дать никакого результата?

 

5. Когда и каким образом руководство страны планирует обратить внимание на очевидный и всё более нарастающих конфликт между активностью гражданского противодействия коррупции и бюрократическим саботажем любых антикоррупционных мер?

 

Если нами всеми, страной и обществом, в ближайшее время не будут получены ответы на эти очевидные вопросы, России вряд ли удастся сколько-нибудь заметно сдвинуться с той мертвой коррупционной точки, в которой она находится в последние годы.

 

Противодействие коррупции в России в силу запущенности и укорененности проблемы не может быть безболезненным и безымянным, но власти страны обязаны не только продекларировать решительность своих намерений по борьбе с коррупцией, но и начать демонстрировать эту решительность на деле.

 


Дополнительные материалы об Индексе восприятия коррупции (ИВК-2010)

 

icon Пресс-релиз (на русском)

icon Пресс-релиз Центра Трансперенси Интернешнл - Р в связи с выходом ИВК 2010

icon Индекс восприятия коррупции 2010 (на русском)

icon Индекс восприятия коррупции 2010 (на английском)

icon Индекс восприятия коррупции 2010 (таблица)

icon Данные Индекса восприятия коррупции 2010 в вопросах и ответах

icon Индекс восприятия коррупции 2010 (краткая методология)