Минюст проводит секретную экспертизу

Центр «Трансперенси Интернешнл – Р» представляет собственный анализ поправок в закон о государственных закупках и требует от Министерства Юстиции раскрытия информации о проведённых экспертизах.

Антикоррупционная экспертиза законодательства является важнейшей частью обширного пакета законов и иных правовых актов, принятых в России в последнее время в целях комплексного противодействия коррупции.

 Механизм проведения антикоррупционной экспертизы закреплён в Федеральном законе от 17.07.2009 N 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов».

Суть экспертизы заключается в том, чтобы не допустить проникновения в российские законы положений и норм, которые сами по себе могут порождать коррупцию. Не секрет, что многие российские законы содержат в себе различные коррупциогенные факторы, которые используются коррупционерами всех мастей для их собственного блага.

Качественно проведённая антикоррупционная экспертиза позволяет прояснить неоднозначные нормы различных правовых актов и снизить возможности для злоупотребления со стороны коррумпированных государственных служащих. Однако это возможно лишь при эффективной работе данного инструмента. Ключевыми факторами эффективности работы антикоррупционной экспертизы является обязательность экспертизы для всех нормативных правовых актов, принимаемых в стране, публичность проведения экспертизы и участие активное представителей гражданского общества в экспертизе ключевых законов. Эксперты Центра ТИ-Р пришли к выводу, что при проведении антикоррупционной экспертизы в России в полной мере не работает ни один из этих принципов.

Внимание экспертов Центра ТИ-Р привлекли два закона, принятые в 2011 году, которые регламентируют работу должностных лиц в двух, пожалуй, наиболее уязвимых для коррупции сферах – Федеральный Закон «О Полиции» и Федеральный Закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».

Ещё в ноябре 2010 года на стадии подготовки законопроекта Федерального Закона «О Полиции" в эксперты Центра ТИ-Р обратили внимание на наличие многочисленных коррупциогенных факторов в тексте закона, а так же на отсутствие информации о том, проводилась ли антикоррупционная экспертиза данного законопроекта. 2 февраля 2011 года на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека вопрос об антикоррупционной экспертизе закона «О Полиции» обсуждался с Президентом. На вопрос об антикоррупционной экспертизе Дмитрий Анатольевич Медведев заявил, что «Я вообще-то надеюсь, что антикоррупционная экспертиза закона о полиции проводилась».

Однако 28 февраля Центр ТИ-Р получил ответ из Министерства Юстиции РФ о том, что экспертиза проекта федерального закона «О Полиции» не проводилась (полный текст ответа размещен ниже). И.о. директора Департамента конституционного законодательства Т.А. Полякова сообщила, что проведение антикоррупционной экспертизы проектов федеральных законов, вносимых в Государственную Думу Президентом РФ не предусмотрена. По мнению экспертов Центра ТИ-Р это заявление является нарушением ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе», поскольку в соответствии с Указом Президента РФ от 18.02.2010 N 208 «О некоторых мерах по реформированию Министерства внутренних дел Российской Федерации» разработать и внести проект федерального закона о милиции было поручено Правительству Российской Федерации. Разработчиками выступили Организационный комитет по подготовке проекта федерального закона «О полиции» и Экспертный совет МВД России по вопросам нормотворческой работы. Таким образом, разработчиком закона был федеральный орган исполнительной власти – Министерство Внутренних Дел и антикоррупционная экспертиза должна была проводиться Министерством Юстиции в общем порядке.

Центр ТИ-Р при участии экспертов общественных организаций, входящих в рабочую группу по реформе правоохранительных органов, подготовил независимую антикоррупционную экспертизу Федерального Закона «О Полиции». Данная экспертиза будет передана Президенту Российской Федерации на очередном заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека, которое запланировано на ближайшее время, после чего её результаты буду опубликованы.

Что касается закона о внесении изменений в федеральный закон о государственных закупках, то в нём так же ещё на стадии подготовки и обсуждения эксперты обнаруживали ряд коррупциогенных факторов. Центр ТИ-Р обратился в Министерство Юстиции России с просьбой предоставить копию заключения антикоррупционной экспертизы данного закона, чтобы посмотреть, были ли данные факторы своевременно выявлены. В ответном письме от 23 мая 2011 года и.о. директора Департамента гражданского и социального законодательства С.А. Зарембо отказала в предоставлении запрашиваемой нами информации, мотивируя это тем, что нормативными правовыми актами Министерству юстиции РФ не предоставлено право отправлять копии заключений в иные организации, кроме государственных органов, отвечающих за разработку законопроекта.

Центр «Трансперенси Интернешнл - Р» считает данный ответ прямым нарушением Федерального закона от 09.02.2009 N 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». В соответствии со ст.9 данного закона на государственные органы власти, в том числе на Министерство юстиции РФ, возлагается не право, а обязанность по обеспечению доступа к информации о своей деятельности. Сегодня Центр ТИ-Р подает официальное заявление в Таганский районный суд города Москвы, в котором просит суд признать отказ в предоставлении испрашиваемой информации незаконным.

В свою очередь эксперты Центра «Трансперенси Интернешнл – Р» провели самостоятельный анализ вступивших в силу поправок на предмет наличия в них коррупционных рисков и коррупциогенных факторов и пришли к выводу, что в тексте закона содержится значительное число подобных факторов, способных иметь коррупционные последствия, а именно:

  1. Юридико-лингвистическая неопределенность формулировок новых положений Закона. Так, не определены такие термины как «дополнительные требования» в отношении участников торгов, понятие «отдельные товары, работы и услуги», "дополнительные условия исполнения контракта, в том числе не связанные с предметом контракта", «особенности размещения конкретного заказа» и др.

  2. Многие положения носят бланкетный, отсылочный характер, однако на данном этапе остается неясным характер будущих подзаконных нормативных актов, что создает предпосылки для свободы подзаконного нормотворчества в целом.

  3. Уровень требований к качеству товаров, работ и услуг, поставляемых для государственных нужд, значительно повышается, однако неопределенным остается порядок определения соответствия данным требованиям. Не определены критерии и их вес при оценке заявок участников на соответствие данным требованиям, что позволяет говорить о неполноте административных процедур. С полным текстом экспертизы можно ознакомиться на нашем сайте.

Таким образом, можно сделать вывод, что система антикоррупционной экспертизы законодательных актов, призванная служить заслоном для коррупционных нарушений, работает не в полной мере. Государственные органы бодро рапортуют о проведении экспертизы тысяч нормативно-правовых актов, однако, те законы, от качества которых напрямую зависят жизни и благополучие практически всех граждан России экспертизу либо не проходят, либо проходят так, что в них остается значительное количество коррупционных дыр.

Совершенно непонятна в этой связи позиция Министерства Юстиции России, которое, как представляется, должно стоять не только на страже буквы закона, но и его базовых принципов и отдавать себе отчёт, что Федеральный Закон об антикоррупционной экспертизе – это не только техническая часть нового российского антикоррупционного законодательства, но и тот инструмент, который призван сделать отношения между властью и обществом в нашей стране более прозрачными и свободными от коррупции в целом.

Ответ Минюста по закону "О полиции"

minjust_police

Ответ Минюста по закону о Госзакупках

otvet_minust_1otvet_minust_2