Обращение главного юриста Центра ТИ-Р Дениса Примакова по вопросу возврата активов

Главный юрист Центра «Трансперенси Интернешнл – Р» Денис Примаков выступил с обращением, посвященным возврату публичных активов, на пленарной сессии Конференции стран-участниц Конвенции ООН против коррупции.

В своей речи Денис Примаков констатировал недостаточность существующих в России инструментов по возврату активов и перечислил эффективные меры имплементации юридических норм по возврату активов в РФ и на международном уровне.

Мы публикуем текст обращения.

Уважаемый Президент и  многоуважаемые участники Конференции!

От лица Transparency International и Центра «Трансперенси Интернешнл – Р» позвольте мне обратиться к вам с сообщением.

Процессы, которые привели к «арабской весне», к падению режима Януковича, а также тому, что некоторые аналитики уже окрестили «латиноамериканской весной», были вызваны высоким уровнем коррупции и величиной безмерного обогащения правящих кругов за счет жителей стран.

Государства, где ранее были депонированы сотни миллионов долларов (Швейцария, Великобритания, США) все охотней избавляются от «грязных» денег коррупционеров, тем самым доказывая приверженность международным нормам и желание не быть соучастниками коррупционных преступлений. 

Ниже я остановлюсь на мерах по имплементации юридических норм по возврату активов в РФ и на международном уровне.

1. С целью реализации положений ст. 31 Конвенции ООН против коррупции в случаях, когда активы были переведены из подлежащего конфискации имущества в иные формы, имеет смысл предусмотреть механизм конфискации активов, не имеющих непосредственного отношения к совершенному преступлению, но эквивалентных активам, подлежавшим конфискации и ставшим недоступными из-за определенных действий лица, совершившего преступление. В таких случаях конфискации должны подлежать другие замещающие активы (substitute assets) или денежные средства, равноценные полученным преступным путем. Безусловно, такие обеспечительные меры, как  арест  имущества и замораживание счетов, должны быть применены и к замещающим активам.

2. Для осуществления эффективной гражданской конфискации (non-conviction forfeiture) необходимо предусмотреть обеспечительные меры, налагаемые на активы, предположительно подлежащие конфискации, или на замещающие активы. Такая обеспечительная мера, как арест имущества, предусмотренная ст.140 ГК РФ, должна применяться и к активам, предположительно подлежащим гражданской конфискации, причем возможность блокировки счетов также должна быть предусмотрена.

3. Помимо введения в законодательство возможности использовать замещающие активы, также важно разрешить конфискацию преобразованных или смешанных активов. Часто в практике возврата активов лица, держащие незаконные активы, перепродают такое имущество или смешивают его с другим, например, используя денежные средства в создании юридических лиц, что, фактически, лишает такие активы статуса полученных в результате незаконной деятельности, если возможность использования преобразованных или смешанных активов не предусмотрена в законодательстве.

4. Помимо органа, который будет проводить расследование по поиску активов и вести дела в судах, необходимо организовать централизованное ведомство, которое будет обеспечивать сохранность возвращенных активов.

Отдельно я хотел бы затронуть вопрос иммунитета от преследований.

5. Марракешская и Панамская декларации подчеркивали необходимость усиления подотчетности и ответственности публичных должностных лиц. Для успешного возврата активов также полезно расширить срок давности для коррупционных и финансовых преступлений. Нужно учитывать сложность процедуры международного сотрудничества и оказания взаимной правовой помощи, а также то, что дела по возврату активов зачастую предполагают длительное и масштабное расследование.

6. Важно изучить возможность введения срока, в течение которого политически значимые лица, считаются таковыми после увольнения с должности. Такие лица имеют возможность оказывать сильное политическое влияние или получать выгоду спустя годы, после того как покинули свой пост. Сейчас российское законодательство устанавливает двухлетний срок, в течение которого некоторые бывшие государственные служащие должны сообщать о своей государственной должности при приеме на новую работу. Однако для других сфер, например, для банков, которые должны следить за открытием счетов политически значимыми лицами согласно нормам ПОД/ФТ, таких сроков не установлено.

7. Представляется необходимым создание отдельной службы по возврату активов в системе правоохранительной деятельности или юстиции с привлечением лиц из Федеральной службы по финансовому мониторингу. Те расширенные механизмы контроля, которые были переданы службе в 2014 г., можно использовать в том числе и для целей идентификации и локализации незаконно нажитых активов и установления конечных бенефициаров.  Как альтернатива, можно предусмотреть введение института специальных прокуроров (как например было в деле Фухимори и Пиночета). Важно, чтобы специалисты по возврату активов тесно работали вместе со следователями с начала расследования, которое может предполагать возврат активов. Такие специалисты должны обладать соответствующей квалификацией и полномочиями, которые позволят им работать наравне со своими иностранными коллегами, иметь возможность осуществлять и получать неофициальную правовую помощь. Часть финансов, полученных от возврата публичных активов, может пойти на работу такой службы и повышение квалификации ее специалистов.

Следующие пункты касаются раскрытия информации.

8. В соответствии со ст. 52 Конвенции ООН против коррупции, в России необходимо создать должный механизм обмена информации с компетентными органами других стран. Также в нашей стране фактически не ведется статистика по возвращению активов, что не позволяет оценить успешность затраченных усилий и эффективность законодательства.

9. Необходимо сделать более открытой и понятной процедуру включения/ исключения из списка Интерпола по международному розыску  лиц, обвиняемых в преступлениях, предусмотренных Конвенцией ООН против коррупции.

10. На международном уровне  необходимо предусмотреть порядок действий стран, в которых активы были заморожены, после того, как страна происхождения украденных активов оправдала фигурирующее в деле лицо (как в Египте) и по каким-либо причинам прекратила расследование, либо отказалась от международного сотрудничества по подобному делу.

(конец обращения)

Более подробно о возврате активов можно прочитать в вышедшей недавно книге «Проблема возврата незаконно нажитых активов: опыт России, Украины и зарубежных стран».