«Трансперенси» изучила отношение россиян к компенсации вреда от коррупции

«Трансперенси Интернешнл - Р» совместно с Институтом сравнительных социальных исследований (ЦЕССИ) изучили отношение граждан Российской Федерации к компенсации вреда от коррупции. Авторы исследования ставили перед собой целью проверить, считают ли российские граждане такие денежные компенсации желательными для себя и своих родственников и эффективными в качестве мер по борьбе с коррупцией в России.

Исследование показало, что российские граждане в большинстве своем уверены в действенности уголовных наказаний за коррупционные действия в качестве мер по борьбе с коррупцией и что они предпочитают уголовные наказания коррупционеров в качестве компенсации вреда от коррупционных действий в отношении себя и своих родственников. Выплаты денежных компенсаций от государства и от самих коррупционеров оцениваются большинством российских граждан как малоэффективные меры по борьбе с коррупцией. Подобные варианты компенсации вреда от коррупционных действий в отношении них и их родственников также являются непопулярными.

Организация и методика проведения исследования

В ходе телефонного опроса респондентам было предложено оценить различные случаи причинения им вреда от коррупции и выбрать те варианты компенсации, которые они считают предпочтительными для себя и своих родственников.

Респондентам было предложено представить себя участниками реальных распространенных ситуаций:

  • в результате доказанной взятки кто-то сумел в обход респондента или члена его семьи получить высокотехнологичную медицинскую помощь, а здоровье респондента или его родственника из-за существенно ухудшилось из-за невозможности получить эту помощь;
  • в результате доказанной взятки кто-то сумел устроить своего ребенка в первый класс в хорошую школу, и по этой причине для ребенка респондента в этой школе места не нашлось;
  • респондент узнал об участии своего начальника в коррупционных действиях, сообщил об этом в прокуратуру и в результате был уволен с работы;
  • чиновник вынудил респондента дать ему взятку за оформление документа или за иную услугу, взятка была доказана, было открыто уголовное дело по этому преступлению, но чиновник дал взятку, и дело было закрыто;
  • частное предприятие, которое принадлежит респонденту, участвовало в конкурсе на получение государственного заказа, но владелец другого предприятия подкупил конкурсную комиссию и получил этот заказ в обход респондента.

Во всех перечисленных ситуациях большинство респондентов склонялись к тому, что уголовные наказания коррупционеров являются лучшим вариантом компенсаций вреда от коррупции для них и их родственников (от 39% до 58% в зависимости от ситуации). Также среди предпочтительных вариантов компенсации называлось отстранение от должности. Денежные компенсации от самих коррупционеров (которые не осуществляются, но были включены в анкету для сравнения) отметили как предпочтительные от 9% до 26% в зависимости от ситуации.

Исследование также показало, что российские граждане в большинстве своем считают наиболее эффективными мерами по борьбе с коррупцией (а) уголовные наказания в виде лишения коррупционеров свободы, (б) выплаты коррупционерами штрафов в пользу государства, в несколько раз превышающих полученные ими взятки или откаты. Такое мнение выразили более 50% опрошенных. Выплаты денежных компенсаций от государства оцениваются большинством опрошенных как малоэффективные меры по борьбе с коррупцией.

В целом, согласно результатам исследования, 90% россиян ни разу не обращались в суды и органы исполнительной власти за денежной компенсацией вреда.

О выборке исследования

Для изучения отношения и опыта россиян в получении денежной компенсации вреда от коррупции и их оценки подобной меры по борьбе с коррупцией был проведен телефонный опрос граждан Российский Федерации старше 18 лет, проживающих в различных регионах России и имеющих доступ к телефонной связи — мобильной или стационарной.

Для проведения опроса использовались данные Всероссийской переписи населения РФ 2010 года, скорректированные на прогноз Росстата в отношении численности населения по регионам и половозрастным группам на 1 января 2018 года. Всего в опросе принял участие 831 респондент.

При этом из исследования были исключены граждане, не имеющие личного или стационарного телефона; граждане, не имеющие физической возможности принять участие в опросе по состоянию здоровья; а также лица, не являющиеся гражданами РФ, но временно находящиеся на территории России, в том числе трудовые мигранты.

Подробнее о методологии и результатах исследования — в докладе «Трансперенси».